музыка

пикник «афиши» коломенское развлечения музыка маркет фудкорт расписание карта
Одна из самых мощных гитарных групп Британии, играющая могучий стадионный рок

Том Мейган и Серджио Пиццорно — клад для интервьюера. Они разговаривают заголовками. «Мы отдали жизни рок-н-роллу», или «Weʼve never given a fuck and weʼre real», — бросают они между делом. То же относится и к их концертам, где Kasabian регулярно заявляют публике что-нибудь вроде «Мы собрались здесь, и это будет лучший вечер в нашей жизни». Это звучит непривычно нагло, самонадеянно, даже глуповато. Но черт возьми, именно такими их выступления и получаются. 

«В моей школе одни слушали гранж, а другие рейв, но потом появились Oasis, которых стали слушать все», — вспоминает гитарист Kasabian Серджио Пиццорно. Он и сегодня восхищается прямотой бритпопа, жанра, где было не принято тщательно подбирать выражения и сглаживать углы; контркультуры, неожиданно ставшей мейнстримом и перевернувшей игру. 

С первого же альбома «Kasabian», вышедшего в 2004 году, группа из Лестера дерзостью и напором заставила говорить о себе как о наследниках Oasis — зря, что ли, они быстро нашли общий язык и даже сдружились со своими подростковыми кумирами, братьями Галлахер. Но пусть первый же их релиз был хорошо встречен прессой и публикой, никто тогда не делал прогнозов, что Kasabian превратятся в одну из самых популярных британских гитарных групп нашего времени. А именно это и произошло. 

Альбом «For Crying Out Loud» вышел 5 мая, дав старт очередному длительному мировому туру Kasabian, одна из остановок которого будет сделана на Пикнике «Афиши». По прогнозу нескольких не лезущих за словом в карман британцев, этот вечер обещает оказаться лучшим в нашей жизни.

 

Одна из самых интересных и разнообразных английских инди-групп последних лет

Если хотите что-то вроде исторического анекдота про Foals, то есть и такой: Оксимирон вспоминал, как в 2008 году жил в Оксфорде в одном доме с участниками этой группы. Те записывали в подвальной студии альбом, а в остальное время «устраивали угар и трэш». Как впоследствии говорил Оксимирон, желание вести жизнь артиста посещало его и прежде, но именно соседство с Foals стало последней каплей — по его словам, тогда он и решил: «На фиг размеренную жизнь, буду нищим, но с музыкой».

Быть «нищими, но с музыкой» однажды решили и участники Foals — так, их фронтмен Яннис Филиппакис покинул университет Оксфорд, не доучившись. Не то чтобы перед ними открывались сказочные перспективы. Все-таки во второй половине нулевых у английской инди-сцены были другие новые лидеры — куда больше ожиданий связывали с Klaxons или Bloc Party. Игравшая замысловатый академичный мат-рок группа из Оксфорда схожего энтузиазма не вызывала. Однако так случилось, что на большие сцены Гластонбери, Лидса и Рединга по сей день выходят именно они. Место там они занимают по праву, ведь живые выступления — то, в чем Foals особенно сильны. Зря, что ли, многие их хиты вроде того же «Inhaler» возникли из случайной концертной импровизации.

«С одной стороны, нам точно нравится создавать поп-музыку — то, что вызывает веселье на примитивном уровне, то, что не требует теорий, пояснений и концепций, — подробно объясняет Филиппакис. — Но с другой стороны, мы хотим уничтожить такого рода песни, сжечь все это к чертям — и начать делать что-то вызывающее и абстрактное. И то и другое есть на каждой из наших пластинок».

За их песнями стоит неординарная работа ума и воображения, что редкость среди новой гитарной музыки первого эшелона, в которую внезапно вошли Foals. Может быть, по своей популярности они еще не на уровне Muse или Coldplay, но уже где-то на дистанции прыжка.

Главный музыкальный феномен последнего времени на постсоветском пространстве

Украинская группа заявила о себе в конце апреля 2016-го клипом «Интро» — и дальше снежный ком с желтым круглым лого лишь набирал скорость и прибавлял в весе. Экстремально быстро — всего за полгода — «Грибы» прошли путь от первого клипа никому не известной группы до аншлагового концерта в Москве. Вернув рэп на танцполы (ну или наоборот: танцы — на рэп-концерт), они превратились в главных музыкальных героев момента.

Вышедший осенью альбом «Дом на колесах, часть 1» не гнался за трендами, но формулировал их: качающий крупнозернистый бейслайн, тексты, точно постулирующие сегодняшнюю повестку молодого гедониста с квартала, выдержанный визуальный стиль. Украинское трио стало первым таким бойз-бендом со времен «Мальчишника» — не сладеньким, а угловатым и брутальным — и всех удивило.

Скептикам, ставившим вопрос «Ок, а дальше что?» и предрекавшим «Грибам» судьбу группы-однодневки, отвечает «Тает лед» — самая популярная песня группы, которая уже вывела их известность на новый уровень: даром, что ли, под нее танцуют Киркоров и Ургант. Словом, спешите лично засвидетельствовать один из главных музыкальных феноменов последнего времени на постсоветском пространстве. Как утверждают очевидцы, живьем их песни набирают страшную силу: люди обретают способность прыгать вдвое выше и кричать втрое громче.

Одна из главных рэп-величин Нью-Йорка в этом десятилетии

Дэролд Фергюссон-младший — второй человек если не по значимости, то по популярности в гарлемской рэп-организации A$AP Mob, хедлайнером которой, вне сомнений, является фэшн-киллер Роки. Впрочем, Ферг не то чтобы довольствуется вторыми ролями — обладатель баснословно дорогой цепи с подвеской (золото-бриллианты), несущей на себе девиз «Fuck with the bull, you get the horns», на компромиссы не готов по умолчанию. Он идет своим путем и тоже штампует хиты: гимны «Work», «Shabba» и «New Level» — его работа.

Человек, зовущий себя трэп-лордом, на деле оказывается не то чтобы громилой из гарлемского квартала Гамильтон-Хайтс (Hungry Ham, как он сам называет родные места в песнях). При ближайшем рассмотрении выясняется, что учился Ферг в школе искусства и дизайна. «За обедом рядом со мной сидели — условно — гей с Лонг-Айленда, китайский фанат граффити, какой-нибудь тип из Гарлема, парень-гот…» — так Ферг описывал свое пестрое окружение, объясняя, почему впоследствии на ужинах в Доме моды Диор он не чувствовал себя таким уж чужаком — и из-за чего чаще ему доводилось испытывать дискомфорт в квартале.

До рэпа он занимался дизайном поясов («Крис Браун был моим клиентом, но, заметьте, бесплатно я ничего не отдавал»), что и неудивительно — это отец Ферга однажды нарисовал лого для знаменитого лейбла Паффа Дэдди Bad Boy. Впрочем, ценят Ферга все-таки не за его достижения в области моды или искусства: на Пикник «Афиши» он прибывает в качестве одного из главных лиц крайне хайповой рэп-формации A$AP Mob.

Любимая музыка из нулевых

Обезоруживающе простое сочетание двух голосов, гитары и юной энергетики, ямайская артикуляция, скорострельный бруклинский речитатив, растаманский дух, характерная украинская певучесть речи — много лет назад сложение этих качеств абсолютно внезапно вылилось в формулу всенародного успеха. Еще не окреп интернет, еще не было соцсетей и ютьюба, но каким-то образом о харьковском дуэте 5’nizza узнали сразу все — и крепко полюбили.

В этом году 5’nizza выпустила первый за 12 лет альбом «Ку», с которым отправилась в российский тур. Мы рады сообщить, что одна из его остановок состоится на Пикнике «Афиши». С главной сцены фестиваля прозвучат как новые песни, так и те ранние сочинения — хочется называть их легендарными и эпохальными, только вот к их доброте, простоте и человечности напыщенные эпитеты не клеятся.

Самоназванная принцесса дарквейва из аутсайдерского рэп-соединения Awful Records

Абра всегда была чуть-чуть отшельником и перекати-полем. Она много переезжала вместе с родителями-миссионерами: родилась в Нью-Йорке, выросла на юге Лондона, обосновалась в Атланте.

Точно таким же образом ее музыку не удастся привязать к одному месту, жанру или стилю — тут вам и впередсмотрящая электроника, и эффективно состаренный Rʼn’B с синтезаторами из романтического попа 80-х.

При этом Абра представляет диковатую рэп-тусовку из Атланты Awful Records, участники которой обнаружили ее на ютьюбе благодаря акустическим каверам на Гуччи Мейна и 2 Chainz. Пока на ее счету несколько EP, которых, впрочем, вполне хватает, чтобы предрекать ей большое будущее — чем на протяжении последних двух лет и заняты издания от Dazed до Fader.

Автор одного из самых убедительных русских альбомов 2017-го

Хаски — один из наиболее обсуждаемых отечественных музыкантов в этом году, чьи песни по разным причинам резонируют с людьми, которых его оголенный, безнадежный и озлобленный рэп должен если и не оставлять равнодушными, то хотя бы пугать. А его альбом «Любимые песни (воображаемых) людей» оказался одним из самых эффектных, громких и сильных русских релизов года.

Появившись на горизонте чуть более года назад (Хаски читал рэп и до этого, просто попасть на мейнстримные радары не получалось) с клипом «Черным-черно», он застолбил себе место главного автора дегтярно черных стихов о настоящем. Последовавшие видео «Пуля-дура» и «Панелька» убеждали, что перед нами новая крупная фигура в жанре, не слишком-то желающая жить по его правилам.

Так вывалившийся из ослабевших рук стариков флаг рэпа как музыки про «плохо убранные улицы» (ироничное определение из журнала «Афиша» десятилетней давности) оказался подхвачен Хаски — только вместо иронии мы услышали напряженные песни, полные мрака, боли и иррациональной нелюбви к ближнему, которые не оставляют равнодушными. Понятно почему — ведь сталкивая русскую поэзию с самым актуальным флоу сегодняшнего дня, неприятным голосом Дмитрия Кузнецова с нами говорит настоящее время.

 

Душевный поп от новой украинской звезды

В прошлом году киевлянка Кристина Бардаш была одной из наиболее хайповых героинь московских медиа — украинская инди-исполнительница, записывавшая симпатичный лоуфайный поп с отсылками к постсоветским хит-парадам 90-х, заставила говорить о себе всех. Вот и «Афиша» называла Луну «самым ярким новым украинским поп-открытием». Заявление, чего и говорить, сильное, но с доводами в его пользу у Луны все оказалось хорошо — достаточно было прийти на осенний концерт в Москве, где ее сексуальная энергия просто переполнила капитулировавший без боя «Известия Hall».

И вот еще ирония — в тот же день на Пикнике выступает муж Луны, украинский продюсер Юрий Бардаш, а теперь и участник экстремально хайпового трио «Грибы». И здесь можно осторожно прогнозировать сюрпризы — зря, что ли, Луна уже исполняла на концертах свою версию хита «Тает лед».

Выдающийся эксцентричный инди-поп из Манчестера

Группа из Манчестера, музыку которой любят описывать с помощью эпитета quirky («в хорошем смысле странноватая»), за десяток лет записала три альбома, каждый из которых оказывался несколько лучше предыдущего. Последний из них, «Get to Heaven», вышел два года назад. И он свидетельствует, что Everything Everything не слишком озабочены стилистическим однообразием, а потому в их записях грув Rʼn’B спокойно соседствует с замысловатостью прог-рока. Звенящий фальцет Джонатана Хиггса без предупреждения переключается между режимами «острый социальный комментарий» и «прикольная несусветная блажь», а порой выдает по-настоящему пулеметный, как сказали бы рэперы, флоу.

Про Everything Everything сегодня говорят: «Представьте себе Radiohead, под который можно танцевать». Тем забавнее выглядит тот факт, что когда-то студенты из Манчестера сделали названием своей группы первые два слова, которые пропел Том Йорк в альбоме «Kid A».

Переживающая удивительные перемены московская инди-группа

За каждым проектом, к которому имеет отношение Евгений Горбунов, самый неутомимый и эффективный из молодых музыкантов в России, всегда интересно следить. Мощная, злая, бескомпромиссная группа, создающая при этом красивые, умные и небанальные песни, в прошлом году перешла на русский язык, выпустила несколько очень удачных песен и остается одним из лучших живых составов. Их музыка отметает все лишнее, оставляя только мощные гитарные рифы, хорошие тексты и резкий вокал Екатерины Шилоносовой и вызывая ассоциации с лучшими гитарными группами Европы и Америки. От перехода на русский язык группа только выиграла, к понятным ассоциациям с Sonic Youth и My Bloody Valentine добавились отсылки к самым интересным отечественным музыкантам от «Звуков Му» до русских академических композиторов начала XX века.

Тонкий, умный инди из Москвы

On-The-Go можно назвать эталонной группой московской инди-сцены, которой не интересны стабильные состояния. Когда-то музыканты тогда еще тольяттинской команды играли диско-панк. Ко второму альбому они переориентировались на сдержанную мелодичную поп-музыку нордического толка. По альбому трехлетней давности «Young Hearts» казалось, что участникам On-The-Go интересно шагать в направлении так называемого нового Rʼn’B пополам с расплывчатой британской электроникой вроде той, что ставили тогда на Rinse FM. По крайней мере, подобным образом звучали наиболее примечательные песни «Brother», «Lifeboat» и «Young Hearts».

Ничего подобного не услышать на последней пластинке московской группы, которая начинается с печальной баллады под фортепиано «Electricity» и продолжается сложноустроенной экспериментальной гитарной пьесой «Two of a Kind» — а за ней следует шумовая электронная интерлюдия «Genesis». Одна из лучших российских англоязычных групп меняется с каждым следующим альбомом, последовательно занимаясь поиском нового звука и смысла.

Петербургский фанк-коллектив, чьи релизы выходят на виниле в Детройте

Петербургский коллектив играет на винтажных инструментах, записывается на раритетные пленочные магнитофоны, а их записи издают на виниле в Детройте — порой такие детали способны рассказать об артисте больше, чем километровые лонгриды. Great Revivers устремляются за вдохновением куда-то далеко в 60-е, в их инструментальных треках находится место соулу, серфу и регги, хотя в основе всегда лежат фанк, инструментальный хип-хоп и звук электрооргана; словом, идеальная музыка для летнего опен-эйра.

Как нередко бывает, за границей о творчестве Great Revivers осведомлены несколько лучше, чем на родине, — в теории, выступление на Пикнике «Афиши» должно повлиять на такое положение вещей.

Русская электроника для больших площадок

Петербуржец Кирилл Сергеев однажды вспоминал в интервью, как в прошлом играл рок и джаз, а хаус-музыку считал слишком примитивной, пока от скуки не попробовал записывать ее сам: «И это зашло слишком далеко». Вот таким образом на российской хаус-сцене появился еще один интересный и аутентичный ее представитель.

Словосочетание «Kito Jempere» впервые прозвучало в 2013-м, когда Сергеев выпустил EP на лейбле Freerange: надо сказать, что список западных лейблов, где он когда-либо издавался, выглядит внушительно. Понятное дело, что это все равно клубный андеграунд, немассовая и скорее даже экспортная история; о такой музыке нередко говорят: «В регионах не зайдет». Однако все меняется, если речь заходит о концертном составе, который носит название Kito Jempere Band. Как быстро выяснилось, сочетание электроники и живых инструментов в исполнении многолюдного ансамбля способно впечатлить даже публику без глубокого знакомства с материалом: проверено прошлогодними летними фестивалями.

Формат супергруппы Сергееву знаком: в 2010-м он собирал тоже знаковый проект Saint Petersburg Disco Spin Club, некоторые участники которого — например, Леонид Липелис или Сергей Липский из Simple Symmetry — тоже нашли себя в новой группе. В числе других участников Kito Jempere вы можете узнать басиста Матвея Аверина, играющего с Манижей, или барабанщика Руслана Гаджимурадова, игравшего с Ассаи и Long Arm.

В апреле Kito Jempere выпустили на итальянском лейбле Hell Yeah второй альбом «Sea Monster», для которого российский Mixmag придумал очень удачное определение — «петербуржский балеарик». Это очень продуманная, неспешная и психоделичная электронная эклектика, на первый взгляд, насупленная и хмурая, но при дальнейшем рассмотрении — околдовывающая и согревающая, как вдруг прорезавший тучи луч северного солнца.

Медь, бит, драйв, грув и магия

Однажды музыканты из групп «Пакава Ить», ½ Orchestra, Safety Magic, Tinavie и Krylov Quartet объединились в новый проект, где много духовых, ритмов и светлого грува, где сменяют друг друга афробит и джаз, где слово берут Хармс, Носов, Диккенс, Гашек и Достоевский. Вне всяких сомнений, один из самых удивительных пунктов программы Пикника.

Очень светлый, немного инопланетный парень с трубой

«Тоха — великий», — выдает лаконичную, но емкую рецензию его последнему альбому Баста. Отдавая должное его удивительному обаянию и таланту, Антоху МС приглашают подняться на сцену и Дорн, и Сансей из 5’nizza.

После таких рекомендаций можно предположить, что речь идет о готовой звезде. Однако Антоха МС только сейчас начал собирать сольные концерты в московских клубах более-менее подобающего уровня — ну и вообще, простым его путь в музыку не был.

Музыкант и автор песен Антон Кузнецов забросил медицинский колледж, чтобы учиться играть джаз на трубе, но в итоге получилось, что свои академические знания применил на поле хип-хопа и вообще нового русского андеграунда. В прошлом году у него вышел альбом «Родня», благодаря которому Антоху МС теперь сравнивают не с Михеем, а с Цоем. Антон пропевает простые, наивные, очень странные — в лучшем смысле этого слова — строчки. Брат, сила, труд, порядок, родня, родина — вот если и не самые частоупотребимые, то очень характерные для него темы.

Первая реакция на его песни совершенно непредсказуема — многих Антоха попросту обескураживает своей простотой, прямотой, речевыми оборотами словно со страниц Платонова, немодными взглядами на жизнь. Это совершенно поразительный артист, сочиняющий инопланетную музыку — опять-таки, в лучшем смысле этого слова.

Чувственный соулфул-хаус — как из Нью-Йорка 80-х

Иван Дорн узнал о Константине Дмитриеве на слепых прослушиваниях украинского аналога шоу «Голос», и его реакция была лаконичной: «Офигеть!» Быстрая перемотка — в мае 2017-го лейбл Дорна Masterskaya выпускает дебютный альбом Constantine «Один». И если послушав его, вы вслед за Иваном повторяете: «Офигеть!» — то мы вас понимаем.

Есть стереотип, согласно которому поп-музыканты невысокого мнения о своей аудитории — потому слова и музыка должны быть максимально доходчивыми и несложными. Constantine, напротив, таким альбомом делает своим слушателям комплимент. Стилистически это довольно неожиданный и совсем не трендовый гаражный хаус, записанный в полном соответствии с золотым нью-йоркским каноном конца 80-х и начала 90-х: грув, фортепианные партии и трепетный абсолютно «черный» вокал редкого тембра и дивной красоты.

Потратив очень много лет, чтобы пробиться к аудитории, сейчас Constantine ощутимо идет на взлет — и похоже, что его выступление претендует на то, чтобы стать одним из самых удивительных впечатлений Пикника «Афиши».

Мощный лондонский бенд

Фанковая группа The Heliocentrics — это проект барабанщика Малкольма Катто, прежде сотрудничавший с Мулату Астатке, Ллойдом Миллером и DJ Shadow. Пожалуй, самое летнее, солнечное и оптимистичное представление Пикника «Афиши» стоит ожидать именно в их исполнении.

Больше о фестивале:

Партнеры
Пикника «Афиши» 2017
16+
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет
  • Купить билет